mynych bwrgwyn (ondriaw) wrote,
mynych bwrgwyn
ondriaw

Р. Саути, "Родерикъ, послѣднiй изъ Готовъ"

Близъ отъ ихъ дороги,
За стѣнами, слегка поодаль, зданiе стояло,
И точно чародѣйной волей сердце
Сиверiана привлеклось къ нему. "Мой братъ",
Промолвилъ онъ, "похоже, спѣшность возвратиться
Намъ не потерпитъ отъ задержки, и на этомъ мѣстѣ
Грѣховно будетъ мнѣ проѣхать мимо,
Не навѣстивъ. Молю тебя, иди
Со мной, покуда я прочту одну молитву".

Отвѣта не далъ Родерикъ. Не смѣлъ онъ
Оборотить лица къ тѣмъ стѣнамъ, но сейчасъ
Онъ слѣдовалъ за старикомъ. "О Боже!"
Страдалецъ безсловесный въ его сердцѣ молвилъ,
"Прости мнѣ немощность души, что прочь отсюда
Бѣжать хотѣла бы… вѣдь кто я,
Чтобъ чашу горькую не пить! Такъ пусть же
Позоръ и скорбь свершатся предъ Тобою!"

VI
Родерикъ въ прошломъ

Строенiе, куда они вошли, принадлежало къ тѣмъ,
Что въ юности воздвигъ Θеодофредъ. Сюда
Онъ ввелъ въ счастливый часъ невѣсту
Цвѣтущую; здѣсь на колѣняхъ
Качалъ онъ милаго младенца, ею
Рожденнаго ему. Тутъ же рядомъ
Тому Святому онъ поставилъ храмъ,
Кто первый, какъ вѣщаетъ древнее преданье,
Испанiи провозгласилъ Евангельскую вѣсть; и будучи еще
И юнымъ и здоровымъ, памятуя
О смерти, началъ тамъ себѣ готовить
Гробницу. Витица забралъ
Съ невѣрною супругой вмѣстѣ государевъ замокъ, но гробницу,
Отъ плѣна и отъ тьмы спасенный смертью,
Вернулъ себѣ Θеодофредъ, зане
Супруга злая истлѣвала въ узахъ
Смертельнаго недуга, въ сердцѣ
Ей впившегося, и ея мольбѣ Тиранъ
Отвѣтилъ этимъ запоздалымъ
И бѣднымъ возмѣщеньемъ. Скоро
Раскаиваясь, грѣшница за жертвой
Своей пошла, и передъ смертью призвала Пелайо
И за свои злодѣйства, и за смерть отца
Дать ей прощенье умоляла сына, съ нею рядомъ
Не бывшаго. "Когда бъ возможно было",
Она твердила, "онъ бы могъ простить
Столь черныя злодѣйства, что она свершила, Ради жъ
Ея терзавшихъ угрызенiй… мукъ предсмертныхъ,
Невыразимыхъ ужасовъ, ей видныхъ передъ гробомъ…
И ради крови Iмсусовой, пролитой на крестѣ
За грѣшниковъ, она его молитвъ просила
Въ подмогу самой жалкой среди душъ. И такъ,
Мѣшая крики ужаса внезапнаго и безнадежные обѣты
И повторенiе неистовое имени Пелайо,
Взывая къ милости въ отчаяньи, она
Здѣсь встрѣтила ужасный свой конецъ и здѣсь же
Ея положенъ былъ грѣховный трупъ, и отъ него
Святыня словно бъ въ святости теряла, отчего
И узурпаторъ избѣгалъ ее, гдѣ совѣсть
Въ его душѣ его вину напоминая; и Русилла
Не выносила этихъ рощъ и сводовъ,
Ее своею основательностью изводившихъ,
Какъ тѣни склеповъ; и однажды,
Въ день горькаго суроваго восторга,
Когда явился Родерикъ какъ мститель,
Она стерпѣла и навѣки
Оставила палаты брачныя. "О въ разъ послѣднiй
Когда я видѣлъ эти царскiя хоромы",
Сиверiанъ воскликнулъ, "сколь иными
Испоненъ помыслами, сколь возышенъ духомъ
Подъ этими вратами радости я шелъ! И щели между плитъ
Гдѣ процвѣли волчцы
Давно ужъ безъ пригляда на заброшенномъ дворѣ
И сѣмена пустили, истоптали
И избили сотни ногъ
Несчетныхъ толпъ. Въ прекрасномъ снаряженьи
Сюда влеклись вассалы вѣрные семьи
Владыки моего. Сiяли
Ихъ дротики на солнцѣ утреннемъ. Штандарты
Ихъ развѣвались, торжествуя; шлемы
Высокимъ опереньемъ возносились надъ рядами
Воинственными и, гарцуя, кони
На зовъ пронзительный трубы, волнуясь, отвѣчали,
Когда вотъ эти башни отрясали прочь
Унылое молчанья, что давно ужъ
Приникло къ стѣнамъ этим позаброшеннымъ и эхомъ
Повторнымъ разносили кличъ,
Встрѣчавшiй Родерика-побѣдителя. Сильнѣй
Привѣтствiе звучало, когда издалека
Пыль замѣчали, что изъ подъ колесъ
Вздымалась колесницы юнаго героя и умолкли
Въ толпѣ всѣ звуки, и изъ тысячъ
И мирiадъ, которыхъ Кордоба сюда
Слала съ Гиспалисомъ… да, вся
И Бетика, и вся Испанiя, какъ рѣки
Сюда лили навстрѣчу
Его побѣдѣ, не срывался шепотъ къ Небу,
Настолько трепетъ и почтенiе владѣли ими,
Настолько въ ожиданiи всѣ неподвижно замирали.
Онъ побѣдителемъ и королемъ являлся, но не радость
Завояванья и не гордость властелина
Сiяла въ немъ въ тотъ день: къ отеческой могилѣ
Явился Родерикъ принесть обѣтъ
О мести, данный имъ, исполненнымъ какъ должно.
Три черныхъ, точно уголь, скакуна
Несли его повозку изъ слоновой кости, рядомъ съ нимъ
Русилла возсидала, все еще одѣта въ трауръ
По давнему покойнику; густая блѣдность
Ей покрывала щеки, но въ очахъ
Ея природы царственной огонь
Сiялъ. Окованъ, ожидая
Отъ ихъ руки такой достойной смерти,
Шелъ Витица за ними, ужасомъ раздавленъ и дрожа,
Сначала озирался дико
По сторонамъ онъ, а затѣмъ,
Передъ лицомъ всеобщаго презрѣнья сникъ
И въ униженьи злую голову повѣсивъ,
Ничтожный духомъ, разразился
Слезами, недостойными мужчины,
Терзаясь о своемъ удѣлѣ, а не о грѣхахъ. Чело
Смѣлей поднявъ, на санъ духовный уповая,
Шелъ слѣдомъ Орпасъ, а за нимъ
Тотъ выродокъ, кого въ недобрый часъ
Въ Испанiю ввезла жена Фавилы. О не къ мѣсту
Дарованное милосердiе Родерикомъ,
Изъ жалости къ ихъ юности и ради
Пелайо, не нанесшимъ
Удара сокрушительнаго по гнѣзду градюкъ!"

"Онъ могъ неправъ быть", Готъ отвѣтилъ,
Стараясь не открыть въ чертахъ своихъ и знака
Страданiя, хотя за словомъ слово
Ему въ кровоточащее вонзалось сердце,
"Но вѣрно мнѣ, что заблужденье это
Среди грѣховъ его считать не станутъ. Воленъ,
Старикъ, ты сожалѣть о милосердьи,
Вотще даровованномъ, оплаченномъ поносно,
Но развѣ можешь въ этомъ упрекнуть ты Государя?"

"Его покрыть упрекомъ?" вскрикнулъ
Сиверiанъ, "…Мнѣ упрекать
Дитя мое… младенца благороднаго, кого
Языкъ благословлялъ любой въ тотъ часъ… любовь
Къ кому любое сердце исполняло ликованьемъ
И око каждое слезами радости! Мой храбрый,
Прекрасный мой, мой благородный мальчикъ!
Какимъ отважнымъ и прекраснымъ онъ
И благороднымъ былъ. И никогда –
Такимъ отважнымъ,
Таким прекраснымъ, благороднымъ какъ тогда…
Нижé въ тотъ славный день,
Когда взнесенный надъ побѣднымъ полемъ
Надъ тысячами, что его провозгласили Королемъ,
Поднявшись твердо на шитѣ
Надъ головами ихъ, стоялъ онъ прямо, окровавленнымъ мечомъ
Размахивая… отчего качаешь
Ты головою, будто бы въ сомнѣньи?
Не сонъ тебѣ я пересказываю и не басню! Десять краткихъ лѣтъ
Минули съ дня того, какъ все, подъ сѣнью
Горъ Пиренейскихъ и три моря
Вокругъ Испанiи единымъ эхомъ
Отвѣтили привѣту съ поля брани
Того… Иль что нибудь терзаетъ
Тебя, что тѣломъ ты трсешься
И дергаешь плечами?"
Tags: southey, переводы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments